?

Log in

Хозяйке на заметку: мануалы к ПО таят в себе вечные вопросы-ответы по теме бытия и бытования, надо только уметь их увидеть. Возьмем, например, Google Play. Как и любая другая система, GP описывается неким набором терминов и определений, в число которых входит и понятие "Семейная группа". С этой самой группой иногда случаются проблемы. Например, при ее создании может произойти ошибка, и это необходимо пофиксить. Идем сюда и находим нужную позицию:

Это на русских страницах. А на английских все куда как занимательней и поучительней:

Эррор при криэйте фэмили, понимаете? Супруга не того выбрали, детишек не так воспитали, племянник из замкадья уселся на шею и не жалает оттуда слезать, старики-родители в глубоком маразме пребывают, сводная сестра - дура и засранка. Вариантов ошибок и не перечесть. И GP любезно помогает это осознать. Быстро решаем неважные проблемы с какими-то там приложениями для телефона либо планшета, а потом начинаем перекраивать и переписывать свою жизнь. Проводить, так сказать, работу над ошибками. И повторять "Спасибо английскому языку, бедному на слова и богатому на смыслы!"

Стереопары без пары

И в дополнение к полностью сохранившимся и потому пригодным для целевого использования стереоснимкам старой Москвы небольшая подборка "обрезков" - обезпаренных стереопар, лишившихся своих половинок по прихоти судьбы, рока или варваризированных владельцев. Ну как можно было так резать?! Как можно было вообще резать?... Никогда люди не договорятся о ценностях и ценностностных критериях, да.

Вид на Большой Каменный мост и Кремль с храма Христа Спасителя (не позднее 1902 г.)

Оригинал

Read more...Collapse )
Среди визуальных источников по истории архитектуры и градостроительства особое место занимают стереоснимки. Конечно, обычных плоскостных изображений - рисунков, чертежей, фотографий, кино- и видеозаписей - несравнимо, несоизмеримо больше, и информацию они предоставляют более разнообразную и, если использовать язык современных мобильных технологий, более обширную по "зоне покрытия". Но только стереофото содержит в себе удивительную составляющую, которая называется эффектом присутствия. Благодаря объемному видению, дополненному развитой фантазией и готовностью поиграть в иллюзорность, перед смотрящим поднимаются во всей своей рельефности стены давно исчезнувших либо до неузнаваемости перестроенных зданий и приобретают фактуру старинные мостовые, вывески, скульптуры, фонари. Кажется, что проезжающие по улице коляски, пролетки, автомобили замерли не навсегда, а только на миг, и вот уже, смотрите, двинулись дальше. И люди, запечатленные на снимках, как будто еще не лишены временем голоса и плоти, а здесь и сейчас продолжают беседовать друг с другом, торговаться, улыбаться, хмуриться, сосредоточенно спешить по своим делам, стуча каблуками или тростью по брусчатке. Такие эмоциональные подарки преподносят зрителям только штучные художественные или репортерские фотографии больших мастеров - и стереокарточки, бывшие некогда массово выпускавшейся сувенирной продукцией.

Естественно, столицы и достопримечательности снимали (и снимают) чаще и больше, нежели провинцию и бытовые подробности каждодневной жизни города. Казалось бы, Москве должно было повезти: второй по значимости город империи, и памятников, выглядящих экзотичными в глазах туристов, в ней предостаточно. Но нет, увы. Статистические данные библиотек и архивохранилищ, оцифровавших и выложивших в сеть своих коллекции изображений, однозначно свидетельствуют о том, что Москва в частности и Россия в целом представлены на фотоснимках конца XIX - начала XX века крайне скупо. Китай, Индия, Турция, Палестина, Япония, Египет, не говоря уже о городах Европы и Северной Америки, намного опережают Россию по количеству сохранившихся стереографических материалов. И тем ценнее те крохи, что находятся в открытом доступе на сайтах Библиотеки Конгресса США, Публичной библиотеки Бостона, музея Гетти и мельбурнских музеев Виктория, которые и представлены в этом посте.

Как обычно, все фотографии кликабельны и снабжены ссылками на оригинал.

P.S. В самом конце подборки своеобразная вишенка 1934 года издания на дореволюционном в своей основной массе стереофототорте :)

Вид на Кремль от Большого Каменного моста (1870-1880-е гг.)

Оригинал

Read more...Collapse )
Вторая часть публикации пластин для «волшебного фонаря» с изображением российских городов из собрания Библиотеки искусства, архитектуры и техники Мичиганского университета (первую часть см. тут) содержит снимки Москвы 1918–1930-х годов.

Все представленные здесь слайды поступили в университетское хранилище из личной коллекции Анны Колфилд-МакНайт (Anna Caulfield McKnight, 1866–1947), путешественницы и общественной деятельницы. На рубеже XIX и XX веков она совершила несколько поездок по странам Старого и Нового света, слушала курсы лекций в галереях и книжных собраниях Рима, Флоренции, Лондона и Парижа. По возвращении в родной Гранд-Рапидс (штат Мичиган) Анна стала значимой фигурой в культурной жизни города 1910–1920-х годов. Она долгое время возглавляла местный женский литературный клуб, была президентом Театральной лиги и Комитета по гражданскому искусству. По приглашению миссис МакНайт в Гранд-Рапидс приезжали и выступали перед его жителями многие знаменитости – артисты, певцы, музыкальные и творческие коллективы, художники, писатели и даже политики, в том числе президенты США В. Вильсон, Т. Рузвельт и У.Г. Тафт.
Успешной была и деловая карьера Анны. После смерти мужа в 1907 году она сменила его в составе высших управляющих органов трех крупных компаний и благодаря своим выдержке, находчивости и дипломатичности стала образцом женщины-руководителя той эпохи.

Анна была владелицей многочисленных коллекций – живописи, фотографий, книг, автографов, предметов мебели, часов, посуды и фарфора, – частью собранных в поездках, частью приобретенных в США. Многие предметы после кончины хозяйки поступили на хранение в различные культурные и научные учреждения штата Мичиган, другие остались у наследников и по сей день время от времени выставляются на аукционах.

В Библиотеку искусства, архитектуры и техники Мичиганского университета поступили более 2600 стеклянных пластин с видами городов и местностей со всего мира, бережно собиравшихся и сохранявшихся Анной Колфилд-МакНайт. Среди них есть изображения раннесоветской Москвы, которые и вошли в этот пост.

Все фотографии кликабельны и снабжены ссылками на оригинал, а некоторые еще и ссылками на дублетные снимки из той же библиотеки.

Вид на Кремль с Большого Каменного моста

Оригинал (изготовитель – Hamburg-Sudamerikanische Dampfschifffanhrts-Gesellschaft).
Дополнительные экземпляры: один (изготовитель – Carl Muller & Sohn), другой и третий (изготовитель – Hamburg-Sudamerikanische Dampfschifffanhrts-Gesellschaft).

Read more...Collapse )
В Библиотеке искусства, архитектуры и техники Мичиганского университета хранятся почти семнадцать тысяч стеклянных пластин для так называемого «волшебного фонаря» (он же магический фонарь, Laterna magica, фантаскоп) – старинного аппарата, «прадедушки» современных кино- и диапроекторов. Сюжеты всех слайдов этого собрания посвящены архитектуре, градостроительству и ландшафтам. Коллекция почти на три четверти оцифрована (неотсканированными остались лишь изображения изначально плохого качества), выложена в открытый доступ и снабжена отличным поисковиком.

Сами пластины представляют собой два тонких стекла размером 3 на 3 или 3 на 4¼ дюйма, на одно из которых нанесен слой эмульсии, либо между стеклами закреплена пленка с изображением. Из-за этого пластинки для «волшебного фонаря» как исторический источник имеют одну забавную особенность: зачастую бывает затруднительно определить, где лицо, а где изнанка картинки. Именно поэтому некоторые фотографии в этом и последующих постах имеют пометку о том, что на сайте библиотеки они представлены в зеркальном отображении.

Как обычно, все фотографии кликабельны и снабжены ссылками на оригинал. Большинство снимков уже в том или ином виде появлялись в Рунете, но чаще всего в значительно худшем качестве.

Итак, фотографии дореволюционной Москвы.

Вид Москвы с птичьего полёта. Гравюра Шарля Моттрама по рис. И.Шарлеманя. 1868

Оригинал
Прежняя фондовая принадлежность: собрание Школы искусства и дизайна (A & D).
Изготовитель: George R. Swain (University of Michigan).

Read more...Collapse )

Это случилось вчера, первого мая.

О чем сразу думается, глядя на такой заголовок? Неправильно думается. То самое ИГ, которое сейчас у всех на слуху - это террористическая организация, запрещенная в России, следовательно, ни о какой монументальной пропаганде в его адрес в нашей стране и речи идти не может. А вот памятники Ивану Грозному, имя которого уже которое поколение студентов в конспектах лекций сокращает до "ИГ", растут в российских городах как грибы в дождливый сезон. Орел, Александров, теперь вот Руза. В Орле стоит, в Александрове кем-то куда-то попячен, в Рузе обсуждается. Так сказать, нынешние патриоты исправляют ошибку своих предшественников, не включивших царя-маньяка в число тех, кто достоин быть запечатленным в памятнике тысячелетию России. И тем значимее звучат голоса крупнейших историков-медиевистов, несколько дней назад обратившихся к губернатору Московской области А.Воробьеву с открытым письмом о недопустимости монументального прославления венценосного массового убийцы.

В адрес губернатора Московской области Андрея Воробьева направлено коллективное письмо известных историков, специалистов по русскому Средневековью с просьбой дать оценку резонансной ситуации с проектом возведения памятника Ивану Грозному в Рузе, «чреватой дискредитацией исполнительной власти и общественным конфликтом».

Письмо подписали член-корреспондент РАН С.М. Каштанов, член-корреспондент РАН Б.Н. Флоря, член-корреспондент РАН Ф.Б. Успенский, доктора исторических наук А.Л. Хорошкевич, В.А. Кучкин, А.Л. Юрганов, И.В. Курукин, А.А. Горский, В.Н. Козляков, А.А. Севастьянова, Г.Н. Ульянова, Т.А. Лаптева, А.Б. Мазуров, Я.В. Леонтьев, А.А. Селин, К.Ю. Ерусалимский, кандидаты исторических наук Б.Н. Морозов, Е.В. Пчелов, С.Ю. Шокарев, заместитель директора РГАДА Ю.М. Эскин и другие.

Ученые, подписавшие письмо (в первую очередь, С.М. Каштанов, А.Л. Хорошкевич, Б.Н. Флоря), являются классиками в историографии эпохи Ивана Грозного, работающими над этими проблемами, начиная с 1950-х гг.

В письме ученых содержится отрицательная оценка правления Ивана Грозного и его результатов:

«Исследования специалистов свидетельствуют, что Иван Грозный проводил политику государственного террора, известную как опричнина. В период с 1565 г. по 1572 г. были жестоко казнены несколько тысяч людей, уничтожены лучшие представители боярства, дворянства и приказных людей. Во время опричного похода на Новгород были убиты по оценкам разных историков от 2 до 15 тысяч человек. Репрессиям подверглось и духовенство – митрополит Филипп был низложен, а затем тайно убит, архимандрит Псково-Печерского монастыря Корнилий, другие монахи и священники казнены. Еще в XVII в. злодеяния Ивана Грозного была осуждены (и осуждаются поныне) Русской Православной Церковью, причислившей митрополита Филиппа к лику святых в чине мучеников.

Успехи во внешней политике (присоединение Казанского, Астраханского и Сибирского ханств) сменились во второй половине царствования Ивана Грозного катастрофическими провалами – крымские татары сожгли Москву, была проиграна Ливонская война, длившаяся 25 лет.

В конце правления Иван Грозный привел страну к глубокому экономическому и социальному кризису, итогом которого стала гражданская война начала XVII века, известная как Смутное время».

В заключение историки утверждают, что «этот деятель отечественной истории не достоин памятника, поскольку памятники устанавливают светлым, а не темным историческим личностям».

По мнению ученых «установление такого памятника явится одобрением методов управления Ивана Грозного, основанных на кровавом терроре, что абсолютно недопустимо».

Напомним, что идея установления памятника Ивану Грозному в Рузе возникла в феврале этого года и вызвала резкую реакцию жителей Рузы, также направивших письма с протестом против установки памятника в Администрацию Рузского муниципального района, в районный Совет депутатов и губернатору Московской области.

Решение об установке памятника руководством Администрации Рузского района и Советом депутатов пока не принято.

Источник: журнал "Подмосковье"

В этом контексте единственным честным памятником ИГ представляется окровавленный кол, поставленный в Канске Владиславом Гультяевым. Можно еще предложить плаху, перед которой брошены равноценные для палача собачья и человечья головы, а к боковой стороне прислонена метла (и дать композиции маркировку "18+").

P.S. Личное. Для меня особой ценностью является подпись под этим документом Сергея Михайловича Каштанова, моего учителя и самого дорогого друга. В общей ситуации кафкианского со сценарию и эпидемического по распространенности псевдопатриотизма, в рамках которого потенциальными жертвами превозносится персонифицированная идея государственного насилия, а несогласные с этим рискуют подвергнуться преследованию, для подобного шага надо иметь и смелость, и кураж, и... В общем, для этого надо быть SK.

В наших окраинномосковских палестинах вывесили престранный флаг:



Этот оранжево-черный трэш сейчас принято называть Георгиевским флагом.

Авторы термина - недоумки либо недоучки, потому что настоящий Георгиевский флаг выглядел совершенно иначе. Так что же это перед нами? Нечто колчаковское или белогвардейское? Украинское футбольное? Намек на старую эмблематику "Конгресса русских общин"? Нет, это очередное циничное и пошлое, вульгарное и бессмысленное надругательство над элементом одного из самых чтимых боевых орденов России.

Что там кто-то из мудрых сказал про эстетические разногласия с советским режимом? История возвращается в ту же точку на новом витке спирали.
Никто не сумеет меня убедить в том, что существует нечто, что невозможно описать в терминах или образах архитектуры. Вот, например, внешность человека. Встречались мне модельные барышни - Шуховские башни. Вспоминаются как минимум две поющие пары "мама + дочка", один в один совпадающие с парой Троицкая и Кутафья башня (причем в одной из пар Кутафьей была мамаша). Общалась с чиновником - Тадж-Махалом, банкиром - Биг-Беном и супругой его - гостиницей "Метрополь". Среди ученых друзей как сейчас вижу Колизей и Пизанскую башню. Некогда работала под руководством остролицего, остроносого худющего начальника - Флэтайрон-билдинга.

Сегодня у Диккенса в "Крошке Доррит" вычитала шикарное высказывание именно на эту тему:
"Всякий знает, как разительно напоминают собою улицу два ряда обедающих за парадным столом. Двадцать единообразных, безликих фасадов, все с одинаковыми молотками у дверей, с одинаковыми серыми ступенями перед входом, с одинаковым узором чугунной ограды, с одними и теми же пожарными лестницами, совершенно бесполезными в случае пожара; с одними и теми же водосточными желобами, по которым не стекает в дождь вода, и с таким видом, словно на каждом из них обозначена весьма солидная цена – кому не случалось обедать в подобном обществе? Вот дом, который давно уже нуждается в ремонте, а этот украшен затейливыми башенками, этот только что отштукатурен, у того подновлен фасад, вон в том, угловом, все комнаты словно состоят из одних углов, в этом всегда опушены шторы, а в том всегда поднят шит с гербом, а вот в этом доме не надейся разжиться хоть какой-нибудь мыслишкой, так и уйдешь ни с чем – кому не случалось обедать в подобном обществе? Дом, на который никак не находится нанимателя, и его готовы отдать за полцены – кому не знакома эта картина? Нарядный дом, который взят в бессрочную аренду, хоть совершенно не подходит своему злополучному хозяину – кому не известно, что за ад таится за стенами таких домов?"

И несколько пар изображений для наглядного подтверждения правоты замечательного англичанина.

Советские

Источник

Источник


Read more...Collapse )
Старший ребенок неожиданно наглядно и очень доходчиво продемонстрировал мне то, чем я каждодневно занимаюсь на работе - преломляю гармонию алгеброй и отливаю ее в гранит привлекательных для потребителя описаний и картинок.