January 15th, 2017

Г.С. Полтавченко как деятельный персонаж постмодернистского пространства России

По теме последних новостей об Исаакиевском соборе имею заметить следующее.

Губернатор Полтавченко своим решением о передаче ИС в ведение РПЦ, сам того не заметив, включил свою не самую заметную фигуру в мощный историко-культурный контекст.

Во-первых, нельзя не увидеть параллели между рассматриваемой ситуацией и одним из наиболее значимых, "программных" эпизодов жития св. Исаакия Далматского. Тогда, в IV веке н.э., на религиозную недвижимость покусились еретики-ариане, сейчас - еретики-музейщики, и св. Исаакий требовал от императора Валента открыть константинопольские храмы для оставшихся верными православию прихожан (подробнее см. тут).

Во-вторых, при любых размышлениях о современных политических и деловых коллизиях Санкт-Петербурга волей-неволей вспоминается новейший кино-образ этого города как "бандитского Петербурга", где все мало-мальски важные события корнями своими уходят в криминальную среду. И тут уже всплывает еще один смысловой пласт - замаливание грехов ворами, убийцами, мздоимцами и прочими несимпатичными и закононепослушными личностями путем дарения Церкви чего-нибудь существенного. Но если из толщи веков на нас смотрят разбойники, которые, раскаявшись, отдали вере самих себя, а не материальные ценности (например, мч. Варвар Луканский или прп. Давид Ермопольский), то криминальные и чиновничьи негодяи постсоветской эпохи предпочитают разоваривать с религиозными организациями и Всевышним на привычном языке, т.е. банально откупаться. Дабы не подпасть под статью, имена подобных "ктиторов" перечислять не стану - ведь даже за перепост или ссылку на открытые источники теперь можно реально так сесть, - но Интернет надежно хранит и подобную информацию, достаточно не полениться и погуглить. Так вот, теперь в череде святых и/или благородных разбойников соработников Церкви появляется еще одно лицо - Г.С. Полтавченко, эсквайр. Гомер, Мильтон и Паниковский питерского разлива, да.

Ну, и в-третьих, благочестивый за бюджетный счет губернатор в обозримом будущем вполне может попасть под сравнение с синодальными чиновниками и министерскими и придворными деятелями рубежа XIX-XX века, чьи помпезные, дорогостоящие, а иногда и просто лживые проекты своими неискренностью и злоупотреблениями привели к чудовищному кризису православия. Ведь как показывает история, любое сращивание религиозной общественной структуры с бюрократической машиной государства в итоге приводит только к росту протестных движений, расколу и болезненному возвращению к более чистой, более или менее евангельской церкви. Хорошо бы при этом совсем пропустить фазу, лаконично и емко обозначенную в приписываемом А.С. Пушкину стихотворении "Мы добрых граждан позабавим...", чего всем и желаю.

Домби, сын и дрянь

Еду я тут как-то на неделе в метро. Сижу, в руках у меня электронная книжка. Читаю. Другие пассажиры в большинстве своем тоже читают, причем электронные же книги.

На остановке в вагон заходят двое одухотворенных и высококультурных мужчин лет под 50. Духовность и высокая культурность обоих подчеркнуты и формой бородок, и фасонами пальто, а равно и выражением лиц и даже одной тростью. Новоприбывшие становятся напротив меня и заводят такой диалог:

- Что за безобразие! Все вокруг читают электронные книги! А что может быть в электронных книгах?

- Конечно же, всякая дрянь!

- Именно дрянь, как вы точно подметили, уважаемый NN!

- Да, это совершенно возмутительная тенденция! Насколько правильнее взять в руки хорошо изданный том и обратиться к серьезной литературе вместо всей этой электронной дряни.

И в таком духе два красавчега громко осуждают попутчиков на протяжении двух перегонов. В какой-то момент они решили распространить дискуссию на всех присутствующих. Первой под рукку попалась я как сидящая в непосредственной близости:

- Вот вы, да-да, вы, вот что вы читаете?

- "Домби и сын" Диккенса. Дрянь несусветная!

- Как?! Диккенс по-вашему дрянь?

- Именно дрянь. Вы же сами только что всем нам сказали, что записи на электронных книгах дрянные, а я не могу не верить столь солидному эксперту.

Зрители смеются. Бенефис провалился. Занавес.

Хорошее настроение не покидало меня весь тот день.