June 26th, 2017

Ла-Ла Неверлэнд и Невермор

Давеча довелось мне побывать на киносеансе в весьма любезном моему сердцу формате «фильм + оркестр + хор». В таком сочетании уже ранее были просмотрены первая часть «Властелина колец» и «Гладиатор». Теперь пришла очередь хита то ли прошлого, то ли нынешнего сезона «Ла-Ла Ленд» с Райаном Гослингом и Эммой Стоун в главных ролях. Все действо происходило в КЗ «Крокус Сити Холл».



Московский государственный академический симфонический оркестр, за дирижерским пультом которого стоял Эрик Очснер, был великолепен. Не менее замечательным оказался и хор – уже знакомый мне по другим концертам ансамбль «Arielle», изумительно исполняющий барочную музыку (вот их страничка во «ВКонтакте»).



Музыка была прекрасна. Нет, не так. Исполнение музыки было прекрасным. Саундтрек богат на звуки, широковолнист, наполняет пространство и т.д. Верно все, что зрители и критики восторженно писали об этой составляющей фильма. Вот только фильм оказался… Ну, в общем, мне он не то чтобы не понравился, но вот прямо-таки вызвал отторжение, переходящее в отвращение. Отвращение от пластиковых характеров двух основных персонажей, от двухфазовой мимики Гослинга («просто лицо» и «лицо с улыбкой», и никак иначе актер лицом не владеет), от чувств без мысли, от эмоций без разума. Куколки, сделанные из экологически чистого и нейтрального материала. Лав-стори, собранная как паззл из типовых отрывков чужих историй, чужих сценариев. Отовсюду по чуть-чуть и не хуже, чем у соседей – вот вам два среднестатистических аккаунта из соцсетей типа Инстаграма, столь же глубокомысленных, столь же оригинальных. Плюс умеющих танцевать.

И не стоит на это возражать, мол, мюзикл – это легкий жанр. «Кабаре» тоже не в стиле Бергмана или Годара снят, и хипповский «Иисус Христос – Суперзвезда» вполне себе жанрово-музыкальный, не говоря уже о совсем близких к «ЛЛЛ» бессмертных «Поющих под дождем». Но их смотреть интересно, а «Ла-Ла Ленд» – нет. Потому что он скучный. Потому что он вторичен. И да, потому что он рассчитан на совершенно иную публику, нежели я. На публику мало читающую, мало интересующуюся различными (не какой-то одной, а именно различными и, главное, различающимися между собой) областями культуры, публику, много и активно живущую физически и социально, привыкшую делиться эмоциями и образами, но не их описаниями и не их оценками. Похоже, я начинаю стареть: подобный разворот представляется мне примитивизацией, а ведь на молодое поколение бухтят столько записные старперы. Печально.

И так я злилась недоумевала почти до конца фильма. Но финал все перевернул. Из зала я вышла в шикарном настроении, ну, просто совсем в шикарном. А почему? А потому, что этот финал я уже видела. Да-да-да, видела, причем в наиболее близкой мне интерпретации:



Так что теперь считаю себя примирившейся с видимым миром новой культуры: «А пожалуйста!».