Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Самое интересное в этом журнале

Материалы по истории Москвы
Московский Первомай 1928 года в рисунках Диего Риверы
Эскизы К.Ф. Шинкеля к диораме "Сожжение Москвы" (1812 г.)
К истории одного старого владения на Покровке
План восточной окраины Москвы XVIII века
Дворец Алексея Разумовского в Перово (Перовский летний дворец Елизаветы Петровны)
Ансамбль Анненгофа (Головинского дворца) на планах середины XVIII века (часть первая)
Ансамбль Анненгофа (Головинского дворца) на планах середины XVIII века (часть вторая)
Увеселительные огни 1775-го года
Несбывшийся Московский Кремль в Национальной библиотеке Франции
Картографическая диверсия XIX века

Старые фотографии Москвы
Москва 1860-1870-х годов на стереооткрытках
Старая Москва в коллекции открыток Адольфа Феллера
Стереофотографии старой Москвы
Стереопары без пары
Дореволюционная Москва в собрании слайдов Мичиганского университета
Советская Москва в собрании слайдов Мичиганского университета
Коронационный альбом 1896 г. (фотограф Л.Л. Коносевич)
Фотоальбом Треста строительства набережных Моссовета (1935 г.)
7 ноября 1923 года: фото и видео

О современной Москве
Вопросы к реставраторам палат Сверчкова
"Союзмультфильм" в метро
Атланты в пеленках. Или в саванах?
Цацки-пецки

Старые фотографии и материалы по истории Санкт-Петербурга
Старый Петербург в коллекции открыток Адольфа Феллера
Проекты паркетов Зимнего дворца в Санкт-Петербурге

Старые фотографии (кроме Москвы и Санкт-Петербурга)
Русско-японская война на стереофотографиях (часть первая)

О поездках по России
Вытегорские миражи
Кунгурский модерн через автобусное окно
Руины церкви Рождества Богородицы в деревне Соловарка (Малая Сизьма)
Воспоминания об отпусках
Валаам: мой и чужой
Мышкин, "Галерея кукол"

Фотосравнения
Архитектуре подвластно всё
Почувствуйте разницу (часть первая, политическая)
Почувствуйте разницу (часть вторая клерикальная)

Разное интересное
"Мавка"
Come on, boys and girls / To the world of fairy tales (об электронной коллекции книг Библиотеки исторической детской литературы имени Болдуина при Университете Флориды)
Музыкальная суббота, или несколько слов о терменвоксе
Репродукции мозаик Сан-Витале: "ошибка копирования файла"
В предвкушении эскапического чуда
Вниманию следователей и бухгалтеров-экспертов: методическое пособие из 1937 года
Эта музыка будет вечной... (о "Болеро" М.Равеля)
День памяти пропавших детей
Белая роза/Die weiße Rose (1982)

Заметки на манжетах и салфетках
Сетевой статус Ихтиандра
Музыкальное воспитание сына - и воспоминание о давно выкуренной папиросе
Домби, сын и дрянь
Коробка для органов
О грыже и карточном долге
Пластмассово-ветеринарное, или О пользе сетевых публикаций
На-работу-подорожное

"Залупинск гладил бороду..."

Весь рабочий день сегодня мучилась проблемой узнавания: ведь было это уже, было - отказ от участия в международной встрече в верха, уговоры, вставания в пятую позицию и тому подобные внешнеполитические экзерсисы. Вспомнила! Полное попадание!

Александ Башлачев
СЛЕТ - СИМПОЗИУМ



Привольны исполинские масштабы нашей области.
У нас - четыре Франции, семь Бельгий и Тибет.
У нас есть место подвигу. У нас есть место доблести.
Лишь лодырю с бездельником у нас тут места нет.

А так - какие новости? Тем более, сенсации...
С террором и вулканами здесь все наоборот.
Прополка, культивация, мели-мели-мели - орация,
Конечно, демонстрации. Но те - два раза в год.

И все же доложу я вам без преувеличения,
Как подчеркнул в докладе сам товарищ Пердунов,
Событием высокого культурного значения
Стал пятый слет-симпозиум районных городов.

Президиум украшен был солидными райцентрами -
Сморкаль, Дубинка, Грязовец и Верхний Самосер.
Эх, сумма показателей с высокими процентами!
Уверенные лидеры. Опора и пример.

Тянулись Стельки, Чагода... Поселок в ногу с городом.
Угрюм, Бубли, Кургузово, потом Семипердов.
Чесалась Усть-Тимоница. Залупинск гладил бороду.
Ну, в общем, много было древних, всем известных городов.

Корма - забота общая. Доклад - задача длинная.
Удои с дисциплиною, корма и вновь корма.
Пошла чесать губерния. Эх, мать моя целинная!
Как вдруг - конвертик с буквами нерусского письма.

Президиум шушукался. Сложилась точка зрения:
- Депеша эта с Запада. Тут бдительность нужна.
Вот, в Тимонице построен институт слюноварения.
Она - товарищ грамотный и в аглицком сильна...

- С поклоном обращается к вам тетушка Ойропа.
И опосля собрания зовет на завтрак к ней...
- Товарищи, спокойнее! Прошу отставить ропот!
Никто из нас не завтракал - у нас дела важней.

Ответим с дипломатией. Мол, очень благодарные,
Мол, ценим и так далее, но, так сказать, зер гут!
Такие в нашей области дела идут ударные,
Что даже в виде исключения не вырвать пять минут.

И вновь пошли нацеливать на новые свершения.
Была повестка муторной, как овсяной кисель.
Вдруг телеграмма: - Бью челом! Примите приглашение!
Давайте пообедаем. Для вас накрыт Брюссель.

Повисло напряженное, гнетущее молчание.
В такой момент - не рыпайся, а лучше - не дыши!
И вдруг оно прорезалось - голодное урчание
В слепой кишке у маленького города Шиши.

Бедняга сам сконфузился! В лопатки дует холодом.
А между тем урчание все громче и сочней.
- Позор ему - приспешнику предательского голода!
Никто из нас не завтракал! дела для нас важней!

- Товарищи, спокойнее! Ответим с дипломатией.
Но ярость благородная вскипала, как волна.
- Ту вашу дипломатию в упор к отцу и матери! -
Кричала с места станция Октябрьская Весна.

- Ответим по-рабочему. Чего там церемониться.
Мол, на корню видали мы буржуйские харчи! -
Так заявила грамотный товарищ Усть-Тимоница,
И хором поддержали ее Малые Прыщи.

Трибуну отодвинули. И распалили прения.
Хлебали предложения как болтанку с пирогом.
Объявлен был упадочным процесс пищеварения,
А сам Шиши - матерым, но подсознательным врагом.

- Пущай он, гад, подавится Иудиными корками!
Чужой жратвы не надобно. Пусть нет - зато своя!
Кто хочет много сахару - тому дорога к Горькому!
А тем, кто с аппетитами - положена статья...

И населенный пункт 37-го километра
Шептал соседу радостно: - К стене его! К стене!
Он - опытный и искренний поклонник стиля "ретро",
Давно привыкший истину искать в чужой вине.

И диссидент Шиши горел красивым синим пламенем.
- Ату его, вредителя! Руби его сплеча!
И был он цвета одного с переходящим знаменем,
Когда ему товарищи слепили строгача.

А, впрочем, мы одна семья - единая, здоровая.
Эх, удаль конармейская ворочает столы.
Президиум - "Столичную", а первый ряд - "Зубровую",
А задние - чем бог послал, из репы и свеклы.

Потом по пьяной лавочке пошли по главной улице.
Ругались, пели, плакали и скрылись в черной мгле.
В Мадриде стыли соусы.
В Париже сдохли устрицы.
И безнадежно таяло в Брюсселе крем-брюле.